Развитие искусства украшения пасхальных яиц в России

Исторические факторы,
способствующие возникновению
и развитию пасхальных яиц


на головную страницу сайта





Источник: Кафедра декоративно-прикладного искусства УГППУ, работа "Искусство росписи пасхальных яиц" - Е. В. Солодянкина, г.Екатеринбург, 2000 год

Содержание:


В православном обиходе яйца на пасху не только красят, но и причудливо расписывают. Такие яйца линиями своих узоров как бы напоминают о бичевании Христа. Поэтому красить и расписывать яйца положено в особый день на Страстной седмице (неделе) - в Великий четверг или Великую пятницу.

Первоначально яйца были красного цвета. Краску получали из луковой шелухи (отваривали). Позже стали использовать и другие цвета – желтый, зеленый, чёрный. Желтая краска готовилась из шафрана, вареного тмина, зерна, слабого отвара луковой шелухи и крутого липового чая; зеленая – из клевера, розмарина и петрушки; чёрная – из кофе или из настоя ржавого железа, опущенного в сок квашенной капусты, с добавлением нескольких капель уксуса. В зависимости от способа окраски яйца называли: расписные – "писанками", крашенные – "крашенками", деревянные – "яйчатами". Позднее появились яйца из фарфора, серебра, с украшениями из эмали, бисера, драгоценных камней. Способов окsраски яиц множество, в них традиции переплетаются с фантазией, выдумкой исполнителей.

В 1664 году "травщик" (художник по растительному орнаменту) Троице-Сергиева монастыря Прокопий Иванов специально был вызван в Москву расписывать яйца. Два года спустя он привез ко двору 170 деревянных яиц, писанных по золоту "цветными красками разными добрыми травными образцы". Ученик известного иконописца Сергея Рожкова Иван Петрович Маскжов расписывал точеные яйца по двойному золоту. Царский иконописец армянин Богдан Салтанов в 1675 году поднес Алексею Михайловичу к Пасхе оригинальный дар: "три блюда - на одном из них пять яиц гусиных травчатых золоченых, на другом - семь яиц утячьих, писанных разными красками по золоту, на третьем - семь курячьих золоченых сильно; а еще ящик за слюдою, а в нем сорок яиц курячьих, писанных по золоту разными красками". В 1677 году почти все мастера Оружейной палаты делали подарки царю Федору к Пасхе в виде яиц. В 1680 году тот же Богдан Салтанов, который писал иконы по тафте, то есть выполнял живопись по ткани с аппликацией для иконостасов кремлевских церквей, поставил ко двору 50 крашеных яиц. В феврале 1690 года ученик Симона Ушакова иконописец Василий Кузьмин и жалованный царский иконописец Никифор Бавыкин расписали "разными цветными красками" деревянные точеные яйца, сделанные "против курячьих, утиных и голубиных". В 1694 году расписывали яйца сыновья выдающегося изографа Оружейной палаты Федора Зубова (будущего основоположника русской исторической гравюры) - Иван и Алексей.

В XVIII-XIX веках художественно оформленные пасхальные яйца получают такое широкое распространение среди различных слоев российского населения, что с этого времени о пасхальных яйцах можно говорить как о своеобразном виде декоративно-прикладного и народного искусства. К этому времени достаточно традиционными стали и ювелирные драгоценные яйца, и простые крестьянские "писанки" и "крашенки". Облик ювелирных пасхальных яиц был подвижен и изменялся с течением времени. "Писанки" и "крашенки", характерные для крестьянской среды, были менее подвержены стилистическим временным изменениям. Русское прикладное искусство XVIII века получило качественно иной характер по сравнению с искусством предшествовавших столетий. Оно приобрело ярко выраженную светскую направленность. Связано это было в первую очередь с экономическими, политическими и культурными преобразованиями, проведенными Петром I. Наступила эпоха вхождения России в общеевропейский художественный процесс. В едином русле шло развитие изобразительного и декоративно-прикладного искусства.

В 1703 году Петр Великий на берегах Невы заложил город, а с 1712 года сюда была перенесена столица русского государства, и Петербург стал центром экономической, политической и культурной жизни страны. Царь, постоянно нуждаясь в художниках и ремесленниках, вызывал из московских мастерских Оружейной палаты в Петербург самых искусных. Особенно большое число московских мастеров (оружейников, ювелиров, граверов и других) было отправлено из Кремля в Петербург по указу Петра I в 1711 году. К концу 20-х годов XVIII века число мастеров Оружейной палаты сократилось почти в четыре раза. Так постепенно центр прикладных искусств переместился из кремлевских художественных мастерских в Петербург. Канцелярия от строений, приняв эстафету от бывшей Московской Оружейной палаты, можно сказать, стала главой всей художественной жизни новой столицы. Характер работы мастеров Канцелярии от строений в XVIII веке оставался таким же, какой существовал в мастерских Оружейной палаты, когда живописцы, помимо росписей церквей и царских палат, занимались составлением чертежей городов, рисунков для гравирования, расписывали знамена. По усмотрению государственных вельмож живописцев использовали для раскраски "потешных" книг, шахматных досок, ларцов, пасхальных яиц. А вместе с ними - решеток, шестов, труб, печей, пряничных досок и прочих предметов быта. Обычай заказывать художникам Оружейной палаты дорогие пасхальные яйца из дерева или кости для царского двора существовал в России с XVII века. К сожалению, пасхальные яйца этого периода не дошли до нашего времени. Насколько можно судить, это были, скорее всего, деревянные яйца, позолоченные или посеребренные и расписанные мастерами-живописцами, а также костяные резные яйца.

Появление новых для России материалов, связанных с петровскими преобразованиями, а именно фарфора, стекла, папье-маше, способствовало развитию искусства изготовления русских пасхальных яиц. Первое дошедшее до нашего времени фарфоровое пасхальное яйцо создано к Пасхе 1749 года изобретателем русского фарфора Дмитрием Виноградовым. С открытием в 1748 году фарфора производство декоративных яиц в России было поставлено на промышленную основу. В 1749 году Виноградов записал в дневнике: "Яйца точили и формовали". Отныне и вплоть до революции Императорский фарфоровый завод выпускал пасхальные яйца. Самым ранним из них было яйцо с изображением амуров, вероятно, по рисунку Франсуа Буше, которое относится к середине XVIII века и находится в Государственном Русском музее. К каждой Пасхе завод делал пасхальные яйца для членов императорской фамилии "на раздачу" при христосовании. Фарфоровые яйца чаще всего были подвесными и имели сквозное отверстие, куда продевалась лента с бантом внизу и петлей вверху. Такие яйца обычно подвешивались в красный угол, под иконы. В XVIII-XIX веках фарфоровые пасхальные яйца - такая же прихоть моды, как и весь старый фарфор. С 1820-х годов частные фарфоровые фабрики России также стали выпускать пасхальные яйца. Датировать образцы, которые были одноразовым заказом к пасхальным дням, можно по стилистическим художественным признакам.

Декор пасхальных яиц, особенно фарфоровых и стеклянных, наиболее массовых на протяжении всего XIX века, соответствовал тем или иным художественным направлениям в изобразительном искусстве. Начиная со второй половины XIX века оформление пасхальных яиц приняло более специфический характер с использованием традиционных религиозных пасхальных сюжетов ("Сошествие во ад", "Воскресение" и др.), религиозной символики и атрибутики. В сцене "Сошествие во ад" Христос, окруженный патриархами и пророками, стоит, держа Адама за правую руку, над дверьми ада, которые он только что разбил.

В 1874 году по заказу московских старообрядцев "поповского толка" братьями Тюлиными, известными иконописцами из Мстеры, были писаны изображения на пасхальных яйцах для приветствия высоких особ. Тюлины к тому времени прославились расчисткой и починкой старинных икон храмов старообрядческого Рогожского кладбища. Яйца вытачивались из дерева. Каждое из них состояло из двух половинок, внутри было вызолочено матовым золотом, наружная сторона окрашена яркой малиновой краской. Яйцо было очень легким, чрезвычайно изящным и отполированным, как зеркало. Мастера Тюлины расписали яйца двух размеров: десять величиной с гусиное, восемь - с утиное. У всех яиц на одной из сторон был сюжет "Сошествие во ад Спасителя", а на другой - изображение святого, покровительствующего тому лицу, которому предназначалось яйцо в подарок. Всего было три яйца со Св. Александром Невским, по одному - с царем Константином, князем Владимиром, митрополитом Алексием. Середину, где раскрывается яйцо, мастера отметили орнаментом. Роспись изображений отличается точностью деталей, древнерусской стилистикой, использованием червонного золота, за живопись на этих пасхальных яйцах были выплачены крупные по тем временам вознаграждения: за большие яйца - по 25 рублей, а за малые - по 15 рублей за один раритет.

Известный иконописец О. С. Чириков из Мстеры в 1887 году выполнил серию образцов "живописи святых и двунадесятых праздников" для росписи фарфоровых пасхальных яиц. Яйца, исполненные по этим образцам, считаются одними из лучших среди созданных на Императорском фарфоровом заводе. Они были и самыми дорогостоящими - на роспись одного такого яйца живописец тратил 40 дней, и стоило оно 75 рублей. Количество этих яиц к каждой Пасхе для императорской семьи было строго определено: император и императрица получали по сорок-пятьдесят яиц, великие князья - по три, а великие княгини - по два. В росписи участвовал и московский архитектор Л. С. Каминский, который в 1890 году расписал оборотные стороны фарфоровых яиц с "живописью святых". Фарфоровые яйца часто были подвесными со сквозным отверстием, в которое продевалась лента с бантом внизу и петлей вверху для подвески под киотом с иконами. Специально для этой работы нанимали "бантовщиц" из числа нуждающихся вдов и дочерей бывших служащих завода. Довольно высокая оплата их труда рассматривалась как пасхальная благотворительная помощь. По эскизам Каминского декорировались самые дорогие яйца Императорского завода.

В 1799 году на Императорском фарфоровом заводе было изготовлено 254 яйца, в 1802-м - 960. В начале XX века на производстве 3308 яиц в год на том же заводе было занято примерно тридцать человек, включая учеников. К Пасхе 1914 года выпущено 3991 фарфоровое яйцо, в 1916 году - 15365 штук. Большая часть их была предназначена для христосования с низшими чинами в действующей армии и посылок на фронт. На таких яйцах изображался вензель императора, государственный герб, а также орден святого Георгия (Георгиевский крест), отчего такое яйцо становилось своего рода знаком отличия и приобретало наградной характер. Кроме того, в России появлялись тысячи пасхальных яиц, жизнь которым давали и различные мелкие предприятия, и народные умельцы.

При Александре III и Николае II на заводе к каждой Пасхе выпускалось по 100, а позже по 200 яиц "с вензелевым изображением их императорских величеств государя императора и государыни императрицы". Техническому совершенству этих изделий, предназначенных для официальных подарков, уделялось особое внимание.

Сами государи подчас выступали в роли своеобразных контролеров: так, Александр III рекомендовал расписывать яйца не только цветами, но и орнаментами, любил цельные стеклянные изделия с гравированным узором.

Пасхальные яйца из папье-маше в конце XIX века делали на подмосковной фабрике Лукутина, ныне знаменитой Федоскинской фабрике лаковой миниатюрной живописи. Наряду с религиозными сюжетами мастера фабрики Лукутина часто изображали на пасхальных яйцах православные соборы и храмы. Одним из излюбленных сюжетов лукутинских мастеров был храм Василия Блаженного на Красной площади. В конце XIX - начале XX века наряду с иконами в московских иконописных мастерских, образованных выходцами из традиционных иконописных центров России - Палеха, Мстеры, Холуя, расписывали и пасхальные яйца.

В письмах из России, относящихся к началу XIX века, сестры ирландки Бильмот, гостившие у знаменитой просветительницы Е. Р. Дашковой, рассказывали, что на Пасху по окончании субботней службы все стали дарить друг другу пасхальные яйца - расписные, резные, крашенные в различные цвета. Сестры отмечают, что подарки в этот день обязательны, и в качестве "яйца" княгиня Е. Р. Дашкова подарила одной из них два бриллианта. При подношении дара, писали сестры Бильмот, говорят: "Христос Воскресе!" На это отвечают: "Воистину Воскресе". Произнося эти слова, продолжают сестры, даже крестьянин имеет право поцеловать руку любому важному лицу (хоть самому императору), и отказать никому нельзя. Из этого свидетельства видно, что в роли "пасхального яйца" могли выступать и другие подарки, а именно - драгоценности.

Одним из первых соединить пасхальное яйцо с ювелирным украшением попытался Фаберже. Имя Карла Фаберже чаще всего ассоциируется с блестящим искусством декоративного пасхального яйца, так называемого "пасхального сюрприза" – подарочного изделия со скрытым секретом.

Предполагается, что идея их создания принадлежала младшему брату Карла Фаберже – Агафону, необычайно одаренному художнику, обладавшему к тому же исключительными конструкторскими способностями. Карлу Фаберже удалось покорить сердца заказчиков, оттеснив всех конкурентов. Его успех – в сложности конструкции, оригинальности секрета и безукоризненности исполнения этих драгоценных игрушек. Всего с 1885 по 1917 год фирмой было изготовлено 56 "пасхальных сюрпризов" по заказам членов императорской семьи. Это были подарки Александра III и Николая II императрицам Марии Федоровне и Александре Федоровне.

Двенадцать пасхальных яиц было создано для Л. Ф. Келча, владельца нескольких золотых рудников в Сибири, для князя Ф. Ф. Юсупова и герцогини Мальборо, также выполнялись изящные и дорогие пасхальные подарки, часто содержащие различные сюрпризы. Это были пасхальные яйца со сложными заводными механизмами, представляющие собой чудеса ювелирного искусства, создание каждого из которых обходилось очень дорого. Образцы хранились в специальных футлярах или сейфах и извлекались оттуда для показа только во время Пасхи. Все предметы имеют форму яйца, внутри которого находится сюрприз: миниатюрные золотые копии крейсера, яхты, поезда, дворца, медальона с портретами членов царской семьи, фигурки соловья, кукушонка, музыкальная шкатулка. Приводимые в движение путем нажатия скрытой от глаз кнопки, фигурки движутся, поют, размахивают крыльями, поезд отправляется в путь, циферблаты часов вращаются, а стрелки остаются неподвижными, крышечки медальонов приподнимаются, открывая очаровательные детские портреты, музыкальная шкатулка проигрывает известные мелодии.

Первое пасхальное яйцо 1885 года с полосками из синей эмали было выполнено мастером Михаилом Перхиным. Двадцатишестилетний петрозаводчанин, он в 1886 году становится главным мастером фирмы Фаберже. Именно он в 1891 году выполнил яйцо с моделью крейсера "Память Азова". Сочетая зеленый цвет камня с золотом, искрящимся прозрачными каплями бриллиантов, мастер удачно оттенил и красоту самоцвета, и блеск благородного металла. Внутри этого драгоценного, выложенного бархатом футляра на голубой аквамариновой пластине застыла великолепная из золота и платины модель крейсера. В сложной оснастке корабля можно разглядеть миниатюрный капитанский мостик, крохотный руль, тончайшие полотнища парусов.

Не менее интересно использование цветного золота. Именно фирма Фаберже возродила технологию четырехцветного золота, или "кватра колор", то есть желтого, белого, красного и зеленого цветов. Техника была известна во Франции с XVIII века, а затем на долго забыта. Мастерам фирмы часто удавалось достичь сложной цветовой гаммы только благодаря цветному золоту, без привлечения других отделочных материалов. Соединив матовое и полированное золото, а также используя цветное, Михаил Перхин добился прихотливой игры на поверхности корпуса "Часов с букетом лилий".

Не металл и не камень, а эмаль считали ювелиры фирмы самым эффективным средством художественной выразительности. Возрождая древнее искусство, они вновь обращались к его декоративным приемам. Ни одна ювелирная фирма в мире не использовала эмаль столь широко и в таком многообразии цветов и оттенков, как фирма Фаберже.

Новым приемом в русском эмальерном деле того времени явилась техника "оконной", или "витражной" эмали.

"Ювелирным капризом" называют одно из самых изысканных произведений Михаила Перхина "Листья клевера". Сотканный из тончайших золотых нитей объем представляет собой буйное переплетение стеблей и листьев клевера, большая часть которых залита прозрачной, изумрудного цвета эмалью. Невозможно представить, как удалось мастеру равномерно разместить и удержать на поверхности горячую эмалевую массу.

Интересны детские профильные портреты, выполненные в технике эмали в цвете нежно-коричневой сепии. Они даны на золотой пластине, залитой эмалью розового цвета. Здесь чувствуется явное влияние античного искусства, мастер умело передает фактуру материала. Эта золотая пластина, укрепленная на богато декорированной подставке, не что иное, как "сюрприз" самого элегантного пасхального подарка - "мозаичного яйца". Оно выполнено сыном старого Августа Хольмстрема, бывшего до прихода Перхина главным мастером фирмы.

Задуманное как драгоценность, оно в полном согласии со своим назначением являет собой уникальный образец ювелирного искусства. Античный узор, выложенный на поверхности яйца, имитирует вышивку разноцветными шелками, где канвой служит тончайшая платиновая сетка, а сам узор соткан из сапфиров, рубинов, топазов и зеленых гранатов. Мастер достиг большого совершенства в умелом чередовании эмали и драгоценных камней.

В 1900 году на выставке в Париже посетители с любопытством рассматривали новую механическую игрушку Михаила Перхина. Она явилась своеобразным откликом на важное для Русского государства событие — строительство Транссибирской магистрали.

На серебряной поверхности яйца выгравирована карта России с изображением новой дороги от Петербурга до Владивостока и надписью: "Великий Сибирский железный путь".

Особый интерес вызвал сюрприз — модель сибирского поезда. Заведенный золотым ключиком, платиновый паровозик с рубиновым фонарем и алмазными фарами отправлялся в далекий путь, увлекая за собой пять золотых вагончиков с оконцами-хрусталиками и миниатюрными надписями. Фаберже сам проявлял особый интерес к механическим управляемым игрушкам.

Пасхальные сюрпризы явились вершиной творческого вдохновения фирмы Фаберже, они вобрали все технические и художественные достижения своего времени в большей степени, чем какие-либо другие изделия, и позволяют выявить тот немалый вклад, который внесли мастера в развитие мирового ювелирного искусства. В необычайной тщательности и чистоте отделки произведений они до сего дня остались непревзойденными. До 1903 года - года смерти Перхина - его инициалы ставились на всех яйцах-сюрпризах фирмы Фаберже, сделанных для императоров Александра III и Николая II. Яйцо, выполненное Перхиным, состояло из оболочки-скорлупы из слоновой кости. В скорлупе - покрытая эмалью курица из золота с рубиновыми глазами. Внутри нее - золотая корона, унизанная жемчугом, а в короне - золотое кольцо. Именно с 1885 года началась традиция ежегодного дарения пасхальных яиц-сувениров фирмы Фаберже. "Ваше Величество будет довольно" - такой ответ обычно давал знаменитый мастер на вопрос о сюжете очередного яйца.

Изготовление ювелирно украшенных пасхальных яиц имело давнюю традицию в России. Например, посеребренное яйцо-сюрприз было сделано мастером Нордбергом для Александра II. Но именно фирме Фаберже удалось довести искусство изготовления ювелирных пасхальных яиц до непревзойденного уровня мастерства, изящества и творческой фантазии. Фаберже никогда не делал точных копий. На всех его работах лежит печать неповторимого индивидуального почерка, навечно оставшегося в истории мирового искусства.

Русская императорская династия и ее многочисленные королевские и княжеские родственники в Англии, Дании, Греции, Болгарии, Гессене, Ганновере получали яйца Фаберже в подарок из России, высоко ценили эти драгоценные вещицы и передавали их следующим поколениям. После первой мировой войны, падения монархии в Европе и обеднения аристократии многие изделия Фаберже были проданы и перешли к другим владельцам. В 1920-е годы для пополнения казны валютой советское правительство продало ряд произведений искусства из государственных коллекций. Из императорской коллекции, конфискованной после 1917 года, была продана большая часть, видимо, "абсолютно бесполезных" для советского государства уникальных пасхальных яиц.

По известным причинам декоративные яйца фирмы Фаберже до недавнего времени были более известны за пределами России. В настоящее время известно местонахождение некоторых раритетных пасхальных яиц Фаберже: двенадцать экземпляров хранится у английской королевы, одиннадцатью владеет американский журнал "Форбс" и десять находится в Оружейной палате Московского Кремля. Однако, точно неизвестно ни одного предмета, исполненного самим Фаберже. Талант его заключался скорее всего в редком даре вдохновлять художников на создание изделий, принесших фирме заслуженное признание.

Вопреки воинствующему атеизму послереволюционных десятилетий обычай празднования Пасхи передавался из поколения в поколение: слишком важна эта традиция для православного человека по всей России. Когда изготовление художественных подарочных пасхальных яиц прекратилось, Пасху продолжали праздновать с "крашенками" (теми самыми разукрашенными в один или несколько цветов яйцами, которые известны едва ли не всем в нашем обиходе) и "писанками" (расписанными орнаментом). Традиция изготовления "писанок" была сильна в западных районах Украины. Тамошние "писанки" напоминают о дохристианском характере рисунка, уходящем во времена, когда русские, украинцы, белорусы были единым народом, об истоках общеславянских традиций. Орнамент "писанок" делится на геометрический, растительный и зооморфный. У западноукраинских "писанок" много символических обозначений, характерных для древних славян языческого периода - треугольники, звезды, кресты, точки, спирали, кружки, стилизованные растения, петушки, коньки и т. д.

Интересен сюжет росписи пасхальных яиц-писанок из далекого, архаичного уголка гуцульских Карпат. В Львовском этнографическом музее хранится прекрасная коллекция украинских писанок, насчитывающая 11000 экземпляров. Стоит обратить внимание на писанки с изображениями двух оленей. По срединной, самой широкой части яйца, так сказать по "экватору" писанки, идет круговой узор из ромбов, выше помещен пояс спирального узора, а наверху, на куполе яйца, в обрамлении из 12 треугольников нарисованы два оленя, окруженные светлыми кружками.

Символика пасхальных писанок связана с магией плодородия во всех её аспектах. Прежде всего, само яйцо является олицетворением начинающейся жизни; растительные узоры и символы аграрного плодородия, как правило, покрывают писанки; приуроченность обычая (или обряда) катания яиц к весеннему циклу праздников тоже говорит об аграрной магии. Поэтому все сюжеты и композиции на писанках требуют внимательного отношения к ним и тщательной расшифровки.

"Писанки", как правило, создаются в сельских местностях. В каждом селе имеется две-три опытные расписчицы. Орнаментируют яйца следующим образом: яйцо покрывают воском при помощи тонкой металлической трубочки, закрепленной на деревянной ручке. Трубочкой наносят основные линии рисунка. А когда воск остынет, яйцо опускают в краску. Таким образом, оно окрашивается целиком, кроме контурных линий рисунка, остающихся белыми, за тем части яйца, которые хотят сохранить окрашенными в эту первоначальную краску, покрывают воском, а яйцо опускают в краску другого цвета. И так несколько раз. После этого нагревают яйцо, растапливают воск - и "писанка" готова. Применяются обычно растительные краски. "Писанки" имеют два или более цвета. Существует особая техника орнаментирования яиц: узор выцарапывается тем или иным острым "инструментом". Такие яйца называются "скробанками".

 

© Е. В. Солодянкина, 2000







© Copyright PASKHA.net, 2001-2012
Rambler's Top100


Компании, представляющие данные товары и услуги, поздравляют Вас с Пасхой!

Блестящие маски для костюмированного представления в магазине party-boom.ru. Огромный выбор! ◦